12.06.2022      25      0
 

Криптовалюта: текущие проблемы законодательного регулирования и правоприменения

Наталья Ключевская © Melpomene / Фотобанк Фотодженика В этом материале: Чем вызвана необходимость дополнительного правового…


Наталья Ключевская

Криптовалюта: текущие проблемы законодательного регулирования и правоприменения
© Melpomene / Фотобанк Фотодженика

В этом материале:

Чем вызвана необходимость дополнительного правового регулирования? Схожи ли позиции Минфина России и Банка России по вопросу регулирования оборота криптовалюты? Какие проблемы при рассмотрении дел, связанных с использованием криптовалюты, возникают на практике? Каковы планы законодателя по регулированию сферы оборота криптовалюты?

Несмотря на то что в настоящее время значительно возросло количество владельцев криптоактивных кошельков – как среди юрлиц, так и среди физлиц – и укрепилось использование криптовалюты в качестве инвестиций у предпринимателей, такая валюта еще не применяется в России как самостоятельный платежный инструмент. Но поскольку она все чаще начинает выступать предметом уголовного посягательства, активизируются дискуссии по вопросам законодательного регулирования этого правового института.

Очередное обсуждение темы криптовалюты с акцентом на ее судебный арест, который в условиях современных угроз становится необходимым, но практически невозможным из-за недостатков действующего законодательства, состоялось в конце мая на организованной деловым изданием «Ведомости» конференции на тему «Подзащитный бизнес». В рамках мероприятия партнер Criminal Defense Firm Анна Голуб рассказала о проблемах нормативного регулирования и правоприменения, описала некоторые типичные кейсы и дала ряд рекомендаций по судебной защите.

На предпосылках нового регулирования, текущих проблемах законодательства и правоприменения и планах законодателя в рассматриваемой сфере остановимся более подробно.

Предпосылки регулирования

В Концепции законодательного регламентирования механизмов организации оборота цифровых валют (далее – Концепция), выпущенной Правительством РФ 8 февраля текущего года, отмечается, что в настоящее время в России отсутствует должное законодательное регулирование такого высокорискованного финансового инструмента, как цифровая валюта (криптовалюта). Отметим, вступивший в силу с 1 января 2021 года Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 259-ФЗ) дает только общие ориентиры для регулирования отношений, возникающих при обороте цифровых финансовых активов и цифровой валюты и указывает на иные федеральные законы, которые должны быть приняты в развитие норм основного закона – в частности, речь идет об отдельных нормативных правовых актах, которые должны упорядочить организацию выпуска и обращения цифровой валюты в России (ч. 4 ст. 14 Закона № 259-ФЗ).

Предусмотрен ли особый порядок налогообложения доходов граждан при совершении ими операций с криптовалютой? Ответ на этот вопрос можно найти в материале «Криптовалюты и их правовой статус» Домашней правовой энциклопедии в системе ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Но несмотря на то что криптовалюта в РФ на законодательном уровне не является средством платежа, вместе с тем, она не находится под запретом и не ограничивается право на владение ею. И, по статистике, обозначенной в Концепции, за последние годы наблюдается существенный рост объемов денежных средств россиян, вкладываемых в криптовалюты. По экспертным оценкам, гражданами РФ открыто более 12 млн криптовалютных кошельков, а объем средств на них составляет порядка 2 трлн руб. Да и в целом Россия занимает уже третье место в мире по объему мировых майнинговых мощностей.

Вместе с тем отсутствие законодательно установленной системы прослеживаемости крипто-финансовых потоков и информации об идентифицированных держателях цифровых валют уже сейчас порождает серьезные риски – очевидно, что это негативно влияет не только на возрастающую динамику случаев использования криптовалюты как предмета посягательства и применения крипто-финансовых потоков в целях легализации доходов, полученных преступным путем, но и не дает правоохранительным органам эффективно реагировать на правонарушения и преступления, совершаемые с использованием криптовалюты. «Полное отсутствие регулирования данной отрасли, равно как и установление запрета, приведет к увеличению доли теневой экономики, росту случаев мошенничества и дестабилизации отрасли в целом, в том числе по причине того, что количество аккаунтов в криптосервисах демонстрирует устойчивую динамику роста от года к году», – отмечается в Концепции.

Помимо общих законодательных недочетов эксперты указывают также отсутствие на территории страны органа, уполномоченного оценивать стоимость криптовалют на конкретную дату/время (а это необходимо, так как для предъявления обвинения требуется установить причиненный преступлением ущерб), сложность или невозможность установления владельцев Bitcoin-кошельков, поскольку для их регистрации не запрашиваются анкетные данные – и даже если биржа собирает со своих пользователей персональные данные, она не разглашает их правоохранительным органам, а также размещение основных серверов с криптосчетами за пределами России.

Позиции регуляторов

Ускорению процесса совершенствования федерального законодательства в части использования цифровых финансовых инструментов не способствуют существующие разногласия во взглядах Минфина России и Банка России на этот институт и его регулирование.

Так, министерство выступает за запрет использования цифровых валют в качестве средства платежа на территории РФ, рассматривая криптовалюту исключительно в качестве инструмента для инвестиций и предполагая возможность осуществления операций с покупкой или продажей криптовалюты только при условии проведения идентификации клиента. Позиция ведомства по этому вопросу отражена в разработанном им законопроекте о цифровой валюте, направленном 18 февраля текущего года в Правительство РФ. За основу Минфин России берет тезисы, содержащиеся в Концепции, например, в части обеспечения прослеживаемости денежных потоков и криптотранзакций, а также идентификации пользователей. Он исходит из того, что банки и биржи будут единственным легальным входом на рынок и обязаны будут выполнять все требования «антиотмывочного» законодательства. А инвесторов разделят на квалифицированных и неквалифицированных.

В свою очередь, Банк России уверен, что распространение криптовалют создает существенные угрозы для благосостояния населения, стабильности финансовой системы и угрозы, связанные с обслуживанием криптовалютами нелегальной деятельности. В частности, речь идет о рисках для граждан – из-за высокой волатильности курса и распространенности мошенничества в торговле криптовалютами имеются риски утраты существенной части вложенных средств, а при торговле с использованием заемных средств – риски остаться должником. Помимо этого, криптоизация ограничивает суверенитет денежно-кредитной политики, в результате чего для сдерживания инфляции необходимо будет поддерживать на постоянной основе более высокий уровень ключевой ставки, что снизит доступность кредитования для граждан и бизнеса. Более того, распространение криптовалют приводит к выводу сбережений граждан за периметр российского финансового сектора и, как следствие, сокращению его возможностей по финансированию реального сектора и снижению потенциального роста экономики, что уменьшает количество рабочих мест и потенциал роста доходов граждан.

Наконец, криптовалюты активно используются в противоправной деятельности (отмывание доходов, наркоторговля, финансирование терроризма и т. д.), их распространение создает благоприятные условия для криминальных операций, вымогательства и взяточничества и является вызовом для глобальной системы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. А обеспечить необходимую прозрачность обращения криптовалют пока невозможно. На эти риски регулятор указал в докладе для общественных консультаций «Криптовалюты: тренды, риски, меры»1, опубликованном на своем официальном сайте. А в годовом отчете за прошлый год2 он отметил еще и риски для экономики страны и финансовой стабильности от распространения криптовалюты – начиная от риска подрыва денежного обращения и траты суверенитета национальной валюты и заканчивая снижением финансовой устойчивости банков из-за перетока сбережений из традиционной финансовой системы в нерегулируемый сегмент криптовалют. «В случае дальнейшего роста рынка и масштабного вовлечения в него банков и прочих традиционных участников рынка существует риск того, что финансовые посредники будут нести характерные для криптовалют риск ликвидности, рыночный риск и кредитный риск, а взаимосвязанность крупных финансовых институтов может способствовать распространению таких рисков на более широкий круг участников рынка, а также на реальную экономику», – отметил регулятор.

Надо сказать, что Минфин России не отвергает позицию Банка России – по словам замминистра финансов Алексея Моисеева, Концепция отвечает на все риски, о которых говорит Банк России. «Понятное регулирование исключает возможность появления в России параллельной финансовой системы, вводит четкие и понятные правила игры для участников рынка, создает инструменты для защиты прав инвесторов, в том числе, действующих. В случае введения запрета все они автоматически могли бы стать нарушителями закона, а это миллионы людей», – подчеркнул он, добавив, что запрет криптовалют и майнинга затормозил бы развитие новых технологий и сервисов, привел бы к оттоку высококвалифицированных специалистов за рубеж, недополучению налоговых поступлений.

В размещенном на официальном сайте Минфина России пресс-релизе, посвященном законопроекту, он выразил готовность рассмотреть предложения Банка России о введении запрета на организацию выпуска и обращения цифровых валют, а также об установлении ответственности за соответствующие правонарушения и учесть их при последующей работе над законопроектом в части, не противоречащей подходам министерства.

Проблемы правоприменения

Указанные выше правовые недочеты и несогласованность во взглядах регуляторов относительно легального оборота криптовалюты в России приводят и к проблемам в правоприменении. Так, в последнее время участились случаи использования криптовалюты в качестве предмета преступного посягательства – эта активность замечена уже по ряду статей Уголовного кодекса, в числе которых:

ст. 158 УК РФ – кража; ст. 159 УК РФ – мошенничество; ст. 163 УК РФ – вымогательство; ст. 172 УК РФ – незаконная банковская деятельность; ст. 204 УК РФ – коммерческий подкуп. ст. 291 УК РФ – дача взятки и т. д.

В свете такой тенденции Анна Голуб выделяет проблему невозможности наложения судебного ареста на криптовалюту, поскольку последняя однозначно не идентифицирована в действующем законодательстве как имущество. Напомним, согласно Закону № 259-ФЗ криптовалюта может считаться имуществом только для целей отдельных законов – и то, если об этом прямо указано в их тексте. Пока подобные оговорки имеются в федеральных законах:

от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»; от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Такой подход порождает неоднозначность восприятия рассматриваемого правового института судами в рамках гражданского и уголовного процессов. На практике имели место дела, по которым в одном случае суд исключил из обвинения эпизод вымогательства у физлица 100 единиц BitCoin, обосновав это тем, что криптовалюта не может являться объектом гражданских правоотношений, то есть имуществом, а во втором случае суд указал, что криптовалюта не может быть расценена иначе как иное имущество.

Более того, поскольку официально криптовалюта не признана имуществом, за исключением тех случаев, когда это прямо предусмотрено законом, у правоохранителей отсутствует возможность наложить арест на нее. Чтобы такая законная возможность появилась, необходимо внести соответствующие поправки в ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса, регулирующую порядок наложения судебного ареста. Причем здесь главное не добиться ареста, а действительно наложить его, а это, как правило, происходит путем ареста криптоактивов, отслеженных оперативным путем, в момент их перевода в фиатную валюту. По словам эксперта, Генпрокуратура уже вышла с законодательной инициативой о признании криптовалюты в рамках уголовного права имуществом для реализации ст. 115 УПК РФ.

Также Анна Голуб привела несколько типичных примеров хищения криптовалюты:

Приходит инвестор (предприниматель) к криптобизнесмену и вкладывает свои средства в криптовалюту. Через какое-то время он узнает из СМИ, что курс криптовалюты изменился. Уверенный в том, что его обманули, он идет в правоохранительный орган и пишет заявление о совершенном в отношении него мошенничестве, но расследование таких преступлений в РФ невозможно, особенно, если криптосчет находится за пределами территории страны. К криптобизнесмену приходят сотрудники правоохранительных органов под видом проверки его незаконной банковской деятельности, идут в суд с ходатайством о наложении ареста на его имущество, которого фактически у него нет – есть только криптоактивы, и то не его, ходатайствуют о применении в отношении него мер процессуального принуждения. Криптобизнесмен обращается к профессиональным защитникам, которые заявляют, что в ст. 115 УПК РФ криптовалюта не указана в качестве имущества, а значит, наложить на нее арест нельзя. Суд соглашается с доводами защитников и принимает решение об отказе в наложении ареста на криптоактивы.

Подводя итог, эксперт еще раз обратила внимание на: законодательную неопределенность в понятии «криптовалюта»; двоякость применения (одни суды говорят, что криптовалюта является имуществом, другие – что не является, ссылаясь на ее обезличенность и отсутствие как вещи в натуре); невозможность возмещения ущерба из-за того, что нельзя наложить арест на криптовалюту; уголовно-правовые риски инвесторов и самих криптобизнесменов (все участники сделки с криптоактивами могут пострадать от интересов правоохранителей). Также она дала ряд рекомендаций по судебной защите, сделав упор на привлечение профессионалов, которые позволят сэкономить время, своевременно контролировать расходование средств и выявлять иные угрозы посредством аудита, комплаенса и т. п.

Планы законодателя

Первостепенные направления развития законодательства в сфере оборота криптовалют обозначены в Концепции. Причем там идет речь не только о внесении поправок в уже действующий Закон № 259-ФЗ, но не исключается и разработка нового федерального закона. Кроме того, предусмотрено рассмотрение и доработка законопроектов о:

декларировании сведений по операциям с использованием цифровой валюты в сумме более 600 тыс. руб. и установлении налоговой ответственности за непредставление в налоговые органы информации об обороте средств и об остатке цифровой валюты, за неуплату налога по операциям с использованием цифровой валюты; введении административной ответственности за организацию незаконного оборота цифровых финансовых активов и нарушение правил совершения сделок с ними, а также за организацию незаконного приема цифровой валюты в качестве встречного предоставления – рассмотрение дел об административных правонарушениях, а также составление протоколов в сфере незаконного оборота цифровых финансовых активов в рамках законопроекта отнесено к компетенции Банка России, а в сфере незаконного оборота цифровой валюты – к компетенции ФНС России; установлении ответственности за уклонение от обязанности декларирования сведений об операциях, связанных с использованием цифровой валюты, и отнесении использования цифровой валюты при совершении преступления к обстоятельству, отягчающему наказание; обязанности субъектов противодействия отмыванию денежных средств и финансированию терроризма направлять в Росфинмониторинг информацию об операциях с цифровыми валютами.

В целом проектируемый новый механизм регулирования предполагает установление субъектного состава (организатор системы обмена цифровых валют, информационная система организаторов системы обмена цифровых валют, оператор обмена цифровых валют), определение их функционала и требований к деятельности. Что касается клиентского пути и механизма совершения операций, то он предусматривает идентификацию и открытие у оператора обмена цифровых валют криптовалютного кошелька, привязанного к счету (электронному кошельку) клиента в информационной системе организатора системы обмена цифровых валют. Также намечается проведение организатором системы обмена цифровых валют проверки планируемой операции криптовалютного кошелька на предмет возможной связи с незаконной деятельностью – после успешного прохождения этой проверки можно будет перечислить цифровую валюту на криптовалютный кошелек клиента, списать денежные средства со счета / электронного кошелька клиента и перечислить на счет / электронный кошелек оператора обмена цифровых валют. Информацию о совершенной сделке с указанием данных о сумме, номере криптовалютного кошелька планируют фиксировать в информационной системе обмена цифровых валют.

Концепцией предусмотрено также распределение полномочий между федеральными органами исполнительной власти в части регулирования, контроля и надзора – за выдачей, продлением, аннулированием лицензий на осуществление сделок с виртуальными активами, за формированием инструкций для профессиональных участников рынка виртуальных активов, за соблюдением законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, а также за исполнением норм режима налогообложения для резидентов и нерезидентов, за соблюдением законодательства в российской доменной зоне интернета, да и в целом за соблюдением всех видов нормативных правовых актов. «В роли надзорных органов в рамках своих компетенций могут выступать Минфин России, Росфинмониторинг, ФНС России, Минцифры России, Генпрокуратура Российской Федерации и Банк России», – считают в Правительстве РФ.

***

Очевидно, что для решения рассмотренных и иных сопутствующих проблем законодателю потребуется наладить правовую регламентацию механизмов организации оборота цифровых валют. Ведь установление четких правил оборота криптовалют и мер контроля позволит минимизировать угрозу стабильности финансовой системы и существенно уменьшить количество случаев использования криптовалюты в противоправных целях.

_____________________________

1 С текстом Доклада Банка России для общественных консультаций «Криптовалюты: тренды, риски, меры» можно ознакомиться на официальном сайте Банка России (https://www.cbr.ru/Content/Document/File/132241/Consultation_Paper_20012022.pdf). 2 С текстом Годового отчета Банка России за 2021 год можно ознакомиться на официальном сайте Банка России (https://www.cbr.ru/Collection/Collection/File/40915/ar_2021.pdf).

Источник: garant.ru


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.