13.07.2022      22      0
 

КС РФ разрешил признавать трудовыми отношения между ТСЖ и председателем его правления

© designer491 / Фотобанк Фотодженика В правоприменительной практике не сложилось единого мнения по вопросу о…


© designer491 / Фотобанк Фотодженика

В правоприменительной практике не сложилось единого мнения по вопросу о том, каким образом следует квалифицировать отношения, возникающие между товариществом собственников недвижимости (ТСН), в частности, товариществом собственников жилья и председателем этого товарищества, а именно являются ли такие отношения трудовыми или гражданско-правовыми.

Так, существует точка зрения, согласно которой деятельность председателя товарищества собственников жилья (ТСЖ) относится к трудовой деятельности физического лица вне зависимости от факта заключения трудового договора (см. письмо Минфина России от 3 июля 2017 г. № 03-15-05/41744, постановление Первого ААС от 17 июля 2019 г. № 01АП-4392/19).

Однако встречается и другая точка зрения, согласно которой ТСЖ является некоммерческой организацией, основанной на равноправном членстве собственников помещений в многоквартирном доме, члены правления которого не могут находиться с ним в трудовых отношениях (определение Верховного Суда РФ от 24 мая 2019 г. № 84-КА19-1 (об этом определении мы писали ранее), Московского горсуда от 2 июля 2014 г. № 33-25650/14, Ярославского облсуда от 16 июля 2013 г. № 33-4240/2013).

Теперь по данной проблеме высказался Конституционный Суд РФ. Ему пришлось проверить конституционность ч. 3.1 ст. 147 Жилищного кодекса. Согласно данной норме членом правления ТСЖ не может являться лицо, с которым товарищество заключило договор управления многоквартирным домом, или лицо, занимающее должность в органах управления организации, с которой товарищество заключило указанный договор, а также член ревизионной комиссии (ревизор) товарищества; член правления ТСЖ не может совмещать свою деятельность в правлении товарищества с работой в товариществе по трудовому договору, а также поручать, доверять другому лицу или иным образом возлагать на него исполнение своих обязанностей члена правления товарищества.

Председатель правления ТСЖ полагала, что она состояла с товариществом в трудовых отношениях, но взыскать зарплату и другие компенсации ей не удалось. Суды сослались на запрет членам правления совмещать деятельность в ТСЖ с работой в нем по трудовому договору. Истица сочла нарушенным свое право на труд.

Конституционный Суд РФ признал оспариваемую норму не противоречащей Конституции и решил, что истица имеет право на применение в отношении нее компенсаторных механизмов, чьи форма и размер определяются судом первой инстанции, в случае установления факта трудовых отношений с ТСЖ (Постановление Конституционного Суда РФ от 5 июля 2022 г. № 28-П).

Конституционный Суд пояснил, что ни ГК РФ, ни ТК РФ непосредственно не определяют природы и правовой формы отношений, которые складываются между ТСЖ и председателем правления этого товарищества, тем самым не исключая возможности сторон урегулировать их в рамках действующего законодательства различными способами. В частности, гл. 43 ТК РФ, распространяя содержащиеся в ней положения на руководителей организаций, за исключением тех случаев, когда руководитель организации является единственным участником (учредителем), членом организации, собственником ее имущества или управление организацией осуществляется по договору с другой организацией (управляющей организацией) или ИП (управляющим), определяет, таким образом, допустимые варианты правового статуса лиц, осуществляющих управление организациями. Эти нормы сами по себе не могут служить доказательством обязательности заключения именно трудового договора между ТСЖ и председателем правления такого товарищества, но в то же время они и не содержат положений, исходя из которых можно было бы сделать вывод, что заключение такого договора невозможно.

Возможность заключения с лицом, являющимся председателем правления ТСН, трудового договора подтверждается положениями законодательства о ТСН, из содержания которых следует, что правовое положение единоличных исполнительных органов таких товариществ сходно, а значит, должно быть аналогичным и правовое регулирование отношений, складывающихся между товариществами и лицами, выполняющими функции единоличных исполнительных органов.

Садоводческое (огородническое) некоммерческое товарищество, так же как и ТСЖ являются видами ТСН (ст. 123.12-123.14 ГК РФ). При регулировании отношений в садоводческих и огороднических некоммерческих товариществах законодатель предоставляет право членам названных товариществ на общем собрании решать, на каких условиях осуществляется оплата труда председателя товарищества, членов правления товарищества, членов ревизионной комиссии (ревизора), а также иных лиц, с которыми товариществом заключены трудовые договоры (п. 7 ч. 5 ст. 14, п. 3 и 12 ч. 1 ст. 17 Закона от 29 июля 2017 г. № 217-ФЗ). Из этого следует, что указанные товарищества могут заключать трудовые договоры с членами избранных органов управления. С учетом схожих целей деятельности соответствующих товариществ, сопоставимых функций их органов управления не усматривается разумных оснований не исходить из допустимости этой же модели отношений в ТСЖ. Это означает, что не исключается и право указанных товариществ в своем уставе или в соответствии с решением общего собрания членов товарищества собственников жилья установить необходимость или возможность заключения трудового договора между товариществом и председателем его правления.

Таким образом, ч. 3.1 ст. 147 ЖК РФ не может расцениваться как исключающая право ТСЖ принять решение о заключении трудового договора с председателем правления этого товарищества. Иное означало бы невозможность установления вытекающих из трудовых отношений гарантий в тех случаях, когда гражданин выполняет функцию председателя правления товарищества именно как трудовую, что даже при равном с гражданско-правовым договором размере периодических денежных поступлений от товарищества все равно ухудшало бы его положение применительно в том числе к праву на отпуск, случаям временной нетрудоспособности, т.е. необоснованно ограничивало бы право распоряжаться своими способностями к труду.

С учетом изложенного и по буквальному смыслу запрет, установленный оспариваемой нормой, может рассматриваться как имеющий целью исключить злоупотребления со стороны членов правления, что допускает отсутствие возможности у председателя правления товарищества осуществлять в товариществе иную деятельность, кроме выполнения функции единоличного исполнительного органа, не запрещая, однако, заключение трудового договора о выполнении работы в качестве председателя правления товарищества.

Источник


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.