08.05.2022      17      0
 

ВС РФ: неприостановление исполнительного производства в отношении лиц, на которых распространялся коронавирусный мораторий на банкротство, неправомерно

© MironovKonstantin / Фотобанк Фотодженика С 1 апреля 2020 года Федеральный закон от 26 октября…


© MironovKonstantin / Фотобанк Фотодженика

С 1 апреля 2020 года Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дополнен ст. 9.1, закрепляющей полномочия Правительства РФ по введению моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов с целью обеспечить экономическую стабильность в условиях чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, существенного изменения курса рубля и при других подобных обстоятельствах. При этом кабинет министров, принимая постановление о введении моратория, может определять, на какие категории лиц он распространяется.

В период действия моратория должнику не начисляются неустойки и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств, не допускается обращение взыскания на принадлежащее ему заложенное имущество, а исполнительное производство по имущественным взысканиям по возникшим до введения моратория требованиям к должнику приостанавливается – при этом наложенные на имущество должника аресты и иные ограничения в части распоряжения его имуществом сохраняются (п. 3 ст. 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ; далее – Закон № 127-ФЗ). И хотя в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 2020 г. № 44 указано, что исполнительное производство считается приостановленным на основании акта о введении моратория, и это подразумевает недопустимость применения мер принудительного исполнения в период действия моратория и невозможность исполнения исполнительного документа, предъявленного взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию, у судов все же возникают сомнения в том, должна ли применяться данная норма автоматически ко всем должникам, которые в соответствии с определенными Правительством РФ условиями подпадают под действие моратория. Один из споров о ее применении рассмотрел недавно ВС РФ.

Фабула дела

31 августа 2018 года Арбитражный суд г. Москвы выдал судебный приказ о взыскании с ООО «В.» (далее – должник) штрафа за нарушение сроков представления индивидуальных сведений персонифицированного учета за декабрь 2017 года в размере 1500 руб., а также государственной пошлины – 1000 руб.

Должник не уплатил пошлину, в связи с чем 18 июня 2020 года в отношении него было возбуждено исполнительное производство. В результате обозначенная сумма пошлины была взыскана с должника в принудительном порядке: 31 августа судебный пристав вынес постановление об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке, 18 сентября взысканная сумма – 1000 руб. – поступила на депозитный счет соответствующего отдела судебных приставов.

28 сентября 2020 года на основании ст. 112 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон № 229-ФЗ) в отношении должника было вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 10 тыс. руб. в связи с тем, что он не уплатил пошлину в установленный для добровольного исполнения срок, который в данном случае составлял пять дней (согласно постановлению о возбуждении исполнительного производства от 18 июня 2020 года). Данная сумма – минимальный размер исполнительского сбора, который взыскивается с должника-организации при неисполнении им исполнительного документа в установленный для добровольного исполнения срок – это прямо установлено ч. 3 ст. 112 Закона № 229-ФЗ.

Данное постановление должник оспорил, ссылаясь на то, что:

  • он не получал постановления от 18 июня 2020 года и, соответственно, не знал о возбужденном в отношении него исполнительном производстве и последствиях, которые наступают в случае неуплаты взыскиваемой суммы в срок, установленный для добровольного исполнения предусмотренных исполнительным листом требований;
  • на момент вынесения постановления действовал распространявшийся в том числе на должника мораторий на банкротство, предусматривающий приостановление исполнительного производства по требованиям к должникам, возникшим до введения моратория.

Позиции судов трех инстанций

Суд первой инстанции в удовлетворении заявления должника о признании незаконным постановления о взыскании исполнительского сбора отказал. В первую очередь он обратил внимание на то, что в соответствии с п. 3 ст. 54 Гражданского кодекса организации несут риски последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по тому их адресу, который указан в ЕГРЮЛ. Сообщение, доставленное по такому адресу, считается полученным юридическим лицом, даже если оно фактически не находится по указанному адресу. А согласно п. 1 ст. 165.1 ГК РФ сообщение считается доставленным и в том случае, если оно не было вручено адресату по зависящим от него обстоятельствам или адресат не ознакомился с сообщением.

Основываясь на этих нормах и сведениях с официального сайта АО «Почта России», согласно которым направленное по юридическому адресу должника почтовое отправление, содержащее постановление о возбуждении исполнительного производства, было возвращено отправителю 28 августа 2020 года в связи с истечением срока хранения, суд признал эту дату днем получения должником постановления. И поскольку в течение пяти дней с этой даты должник пошлину не уплатил, судебный пристав-исполнитель правомерно, по мнению суда, вынес постановление о взыскании с него исполнительского сбора.

Положения же Постановления Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 428 и Постановления Правительства РФ от 1 октября 2020 г. № 1587 о введении с 6 апреля 2020 года и продлении до 7 января 2021 года моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов в отношении ИП и организаций, основной вид деятельности которых был включен в перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в результате распространения COVID-19, на которые ссылался должник в обоснование невозможности взыскания с него исполнительского сбора, суд посчитал не применимыми к рассматриваемым правоотношениям (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 15 февраля 2021 г. по делу № А40-233155/2020).

Апелляционный суд, в свою очередь, посчитал, что мораторий на возбуждение дел о банкротстве и приостановление исполнительного производства в период действия моратория – это разные меры, и последняя распространяется только на должников – физических лиц. Поэтому решение суда первой инстанции, по его мнению, является законным и обоснованным и не подлежит отмене (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 мая 2021 г. № 09АП-17884/21). Арбитражный суд округа оснований для изменения судебных актов первой и апелляционной инстанций тоже не нашел (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 сентября 2021 г. № Ф05-21577/21).

Позиция ВС РФ

Cудебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия), рассмотрев кассационную жалобу должника, установила, что выводы нижестоящих судов основаны на неправильном толковании и применении норм права. Она напомнила, что Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 434 был введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве в отношении, в частности, тех ИП и организаций, код основного вида деятельности которых указан в перечне наиболее пострадавших в связи с распространением новой коронавирусной инфекции отраслей. Поскольку в данный перечень включена в том числе такая сфера, как деятельность туристических агентств и прочих организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма, а основной вид деятельности должника – деятельность туристических агентств и туроператоров, он относился к числу организаций, на которые распространялось действие установленного этим постановлением моратория.

При этом предусмотренное п. 3 ст. 9.1 Закона № 127-ФЗ приостановление исполнительного производства по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов, является одним из правовых последствий распространения такого моратория на должников, определенных по установленным соответствующим правительственным актом правилам, указала коллегия. Это подтверждается и нормами Закона № 229-ФЗ: с 8 июня в перечень оснований для приостановления исполнительного производства судебным приставом-исполнителем включено распространение на должника моратория на возбуждение дел о банкротстве в соответствии со ст. 9.1 Закона № 127-ФЗ (п. 9 ч. 1 ст. 40 Закона № 229-ФЗ). Данная норма, как подчеркнула коллегия, имеет императивный характер и должна соблюдаться приставами. И рассматриваемое дело – не исключение, так как должник не отказывался от применения к нему моратория – согласно абз. 3 п. 1 ст. 9.1 Закона № 127-ФЗ действие моратория не распространяется на лиц, заявивших об отказе от него и внесших сведения об этом в ЕФРСБ, – а информация о видах деятельности конкретных организаций является открытой и общедоступной.

Исполнительное производство в отношении должника было возбуждено в период действия моратория и, учитывая все перечисленные обстоятельства, должно было быть приостановлено, отметила коллегия. Однако этого не произошло, и до истечения периода действия моратория пристав-исполнитель произвел принудительное взыскание госпошлины по исполнительному листу и принял оспариваемое постановление о взыскании исполнительского сбора.

Тот факт, что должник просит признать незаконным только постановление о взыскании с него исполнительского сбора, не оспаривая при этом само взыскание госпошлины, в силу действия подлежащих применению по настоящему делу норм права не может, по мнению коллегии, указывать на наличие законных оснований для взыскания с должника этого сбора на основании постановления, вынесенного в период, когда исполнительное производство по имущественному взысканию в отношении должника осуществляться не могло.

Кроме того, коллегия обратила внимание на то, что ни судебный пристав, ни суды, признавшие в соответствии со ст. 165.1 ГК РФ сообщение о возбуждении исполнительного производства, направленное должнику, доставленным, не учли, что согласно Указу Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ на территории города был введен режим повышенной готовности, в связи с чем с 12 мая 2020 года приостанавливалась деятельность организаций, оказывающих услуги в разных сферах, в том числе в сфере туризма. И, соответственно, суды не установили, зависело ли в указанных обстоятельствах получение или неполучение почтовой корреспонденции должником исключительно от него. 

Таким образом, допущенные судами существенные нарушения в толковании и применении норм права повлияли на исход дела и привели к нарушению прав должника, заключила коллегия, отменила обжалуемые судебные акты и признала постановление от 28 сентября 2020 года о взыскании с должника исполнительского сбора незаконным.  

Источник


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.